БРОНШТЕЙНАМ МОЖНО ВСЕ!

По иному и не скажешь когда оценишь жизнь жителей Херсона, да и Украины в течение нескольких последних лет. Это видно из короткой, но очень наглядной истории.

Живет в Херсоне Бронштейн. Сейчас он пенсионер, но донедавна в течение многих лет возглавлял школу, в которой еврейских детей обучают быть настоящими евреями и любить евреев. Он считает себя человеком уважаемым, интеллигентным. Уйдя на пенсию, продолжает активную жизнь, будучи членом сразу нескольких еврейских организаций и обеспечивая работу пресс-центра единственной в Херсоне синагоги. Раввин иудейской организации, приехав из Израиля и не зная многих традиций Украины, во многом полагается на Бронштейна. И мэр Херсона дружит с раввином и Бронштейном, часто с ними общается, советуется.

Бронштейну доверяют обнародовать информацию о жизни еврейской общины Херсона и Украины, а также слушать местное радио, смотреть местное телевидение и тщательно вычитывать местные газеты. За это раввин и его окружение очень благодарны Бронштейну. И он оправдал их доверие, вовремя заметив, что в одной из местных газет и на одноименном местном радио какой-то местный Кириченко часто говорил о проблемах, в создании которых активное участие принимают те, с которыми дружат Бронштейн, раввин и мэр Херсона.

Это олигархи и многие другие богатые люди, принадлежащие к одной нации и вере, живущие в Киеве, Херсоне, да и за границей тоже. Кириченко от многих из них защищал людей, боролся за возвращение пляжа «Лилея», отобранного у херсонцев, возвращение другой коммунальной собственности, препятствовал расхищению бюджета города. Говорил, что пока бронштейны-рабиновичи не начали обманывать славянских людей обещаниями процветания после якобы необходимой приватизации заводов и фабрик, никто не знал нужды в работе и заработке. Кириченко настаивает на национализации в пользу народа этих заводов и фабрик, говорил еще о многом утраченном славянами, в том числе власти на своей земле, средств массовой информации, культуре, памяти и традиций. Он делился в своих газетных статьях и выступлениях на радио тем, что нужно сделать для того, чтобы вернуть славянам и всему народу Украины для своего достатка, славы и традиций.

Об услышанных выступлениях Кириченко в газете и на радио Бронштейн рассказывал раввину, мэру и многим своим товарищам. Они очень разозлились за эти слова на Кириченко и договорились, что нужно написать прокурору о том, что Кириченко словами призывает народ расправиться с ними и всеми евреями. Тем более они видели для себя угрозу от Кириченко и его слов в том, что тот собирался опять идти на выборы в депутаты и на мэра Херсона. От этого дружба и дела раввина, мэра, Бронштейна и их сторонников могли пострадать.

Когда раввин, Бронштейн и еще один их благотворительный друг подали свое заявление в прокуратуру, прокурор пошел навстречу желаниям Бронштейна и раввина, и за слова, напечатанные и произнесенные Кириченко, возбудил против него уголовное дело, как за нарушение равноправия между нациями.
Это было сделано как раз накануне последних выборов, чтобы не дать Кириченко в них поучаствовать. Замысел Бронштейна удался. В результате выборов сохранились не только дружба, но и должности мэра Херсона, раввина и их друзей-товарищей. Вот только у Бронштейна, мэра и раввина остался страх того, что Кириченко может и на следующих выборах помешать их дружбе, должностям и делам.

Началось активное слушание в суде уголовного дела, возбужденного против Кириченко за его слова. А поручили судить Кириченко судье, от которого Кириченко защищал херсонцев и даже успел добиться возбуждения уголовного дела против этого судьи-нарушителя. Народ будоражит молва, что Бронштейн с раввином, мэром и друзьями очень поддерживают судью, и не только морально.

Но, на их удивление Кириченко вместо того, чтобы покориться и перестать сеять смуту, продолжил не только людей защищать, но и сопротивляться вынесению против него приговора за высказанные им слова.
Тогда Бронштейн с друзьями тоже решили использовать свое слово. В одной из местных газет Бронштейн начал тупо поносить Кириченко, называя его «г…внометом», обвинять, что тот ходит по кабинетам и разбрасывает по ним экскрименты, называет Кириченко психически неуравновешенным человеком, годами сеющим межнациональную рознь, неонацистом, местным олигархом, брехуном, владельцем ресторанного комплекса и др.

Тогда Кириченко решил, что у него есть право защитить свою честь и достоинство от неправдивых слов Бронштейна. Тем более, что он не ходил с экскриментами по кабинетам, является психически здоровым, любящим людей всех национальностей, не имеет бизнеса и богатств, в т. ч. и ресторанного комплекса, исповедующим веру и правду. Когда после долгих заседаний состоялся суд по рассмотрению иска Кириченко к Бронштейну о том, чтобы суд вынес решение признать неправдивыми оскорбления, унижения и вымысел, то суд прислушался к настроению и желанию Бронштейна. Суд отказал Кириченко в иске о защите чести и достоинства, несмотря на то, что у Бронштейна нет доказательств тех фактов, о которых он писал в местной газете. Да и оскорбления человека законом не дозволены.

Но по логике судьи вышло наоборот. Слова Кириченко – это зло и неправда, за которые его судят уголовным законом на основании заявления Бронштейна. А слова Бронштейна – это истина. Вот и получается, что даже попытка Кириченко найти защиту хотя бы в гражданском суде, лишний раз доказала, что ЕГО СЛОВО, подтвержденное правдивыми фактами ОСУДНОЕ и гонимое. А СЛОВО БРОНШТЕЙНА — ВСЕМОГУЩЕЕ!

Вот и выходит, что в Херсоне, как и в Украине, такие порядки, что Бронштейнам можно все! А Кириченкам нельзя ничего!

Николай Сазонов

0 комментариев

Оставить комментарий

Комментировать при помощи:


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.