Наши и не наши боги

Активисты С14 блокируют МП РПЦ в Лавре

Сначала страшная статистка: по данным центра Разумкова, более 40 процентов украинцев не видят никакой разницы между православными церквями российского (РПЦ) и украинского (УПЦ) патриархатов. Почему так, в принципе, понятно. И у православных московитов и у православных украинцев внешне нет никаких различий: ноги у Иисуса на распятии сплетены одинаково канонично; митру, рясу и другую церковную униформу можно смело покупать в одном магазине; то же и с церковной литературой, с обрядами, с росписями храмов – все одинаково. Не то, что десяти, двух отличий вы не найдете!

Но, отличие все же есть. И это отличие более важное, чем вся вышеперечисленная атрибутика. Сохраню некую интригу и начну издалека. Во что верит Бог? Какая у Бога религия? Или даже не так. Почему коммунизм-ленинизм, как не старался, не смог победить веру в Бога, а вместо повсеместно уничтожения «опиума для народа» уничтожился сам? Ответ скрыт в нас самих.

Система бессмертия

Если бы человек жил вечно — никакие боги, никакая религия ему была бы не нужна. Но люди – не боги. Люди гарантированно умирают. И в какой то момент, каждый из нас задает себе вопрос: а что Там? В этом деле не бывает исключений. Рано или поздно этот вопрос будет задан самому себе. Ответ на вопрос «что Там?» фундаментальный, государственно-образующий, идеологический и даже цивилизационный. От него нельзя отмахнуться. Просто потому что, ничего так человек не желает, как желает вечной жизни.

Коммунисты-ленинцы ответили на этот фундаментальный вопрос неправильно. Превалирующая у коммунистов идеология атеизма утверждала, что Там ничего нет. Коммунистическому индивидууму-атеисту предлагалась грустная перспектива: хорошо работать, более-менее сносно питаться, ходить колонной на 1 мая, а потом… развалиться на молекулы и атомы. Подавляющее большинство строителей светлого будущего такая доктрина не устраивала. И коммунизм, закопав миллионы сограждан в землю ради своей инфернальной идеи, по итогу остался, как сейчас говорят, без ядерного электората. Все дальнейшее было делом техники.

Вернемся теперь к нашим богам. Бог – не нуждается ни в религии, ни в вере. В подобных атрибутах нет необходимости, так как Бог вечен. Что интересно, древние греки уловили этот нюанс и вместо веры и религии наделили своих богов судьбой…
Однако, мы отвлеклись. В обеих конфессиях, что в московской патриархии, что в киевской патриархии, один Бог, одна вера, единые обряды. Христианам предлагается жизнь вечная через Иисуса, который един во всех, а не только в православных, конфессиях. Это аксиома.

Большая разница

По факту же, получается нечто иное. Получается некий парадокс: Бог один, а провайдеры разные. Бог один, а разница есть. И если бы разницы не было, то не было бы межконфессиональных битв кадилами, которые, как мы знаем, случаются регулярно, не только в Украине, но и в Святой земле.

Разница в эгрегорах. Христианство смогло победить древних национальных богов, но не смогло победить национальный эгрегор. У любого человека есть, своя, биологическая система бессмертия. Это его род. Мы же не гомункулы? Нет. Нас привел в эту жизнь не алхимик Парацельс. Мы состоим из папы и мамы. И наши папа и мама состоят из папы и мамы. Наши дедушки и бабушки также состоят из папы и мамы. Всего в семи поколениях, а это всего-навсего 100 — 150 лет, мы состоим из 126 (!) прямых предков! 126 человек — это десантая рота. Так, для справки…

Родив детей, и мы понесем себя и наш род в будущее. Это такая машина времени, гарантирующая биологическое бессмертие, пока существует род.
Биологическое бессмертие, инстинктивно понятно, научно обоснованно, прекрасно коррелируется с базовыми потребностями человека, но недостаточно для полного удовлетворения. Биологическое бессмертие не отвечает на главный вопрос: как Я буду Там?

И тут, на помощь приходит христианство, обещая индивидуальное спасение. В результате такого микса из христианской «жизни вечной в царствии небесном» с последующим возвращением на уже безгрешную землю «во время второго пришествия» и научно обоснованного биологического бессмертия, мы получаем сбалансированную со всех сторон личностную-родовую систему бессмертия.

По ходу дела сообщу, что было новаторским в христианстве и чего небыло у древних богов. Безусловно, в дохристианскую эпоху был и ад, и был рай. Было даже некое промежуточное, сумрачное место, между адом и раем куда попадало большинство смертных. У греков всей этой триединой иерархией заведывал олимпиец Аид.

Конструкторы христианской теологи практически все позаимствовали у греков, добавив всего одну маленьку, ну такую важную деталь: из языческого мира мертвых было нельзя (!) вернуться в прежнюю жизнь, а из христианского мира мертвых — можно! Правда не самому, а вместе с Иисусом. И не сразу, конечно, а при Втором Пришествии. Но все же можно!

Обратите внимание, что все современные мировые религии, обещают личное бессмертие и возвращение тем или иным способом в прежнюю земную жизнь.

Национальный эгреор

А теперь самое главное. Кафолическое христианство пробовало обойтись без биологической системы бессмертия. В Евангелии Христос требует от своих учеников оставить своих близких и иди за ним. «Другой же из учеников Его сказал Ему: Господи! позволь мне прежде пойти и похоронить отца моего. Но Иисус сказал ему: иди за Мною, и предоставь мертвым погребать своих мертвецов» (Мф 8:21-22). В другом месте Писания Иисус не менее категоричен: «Когда же Он еще говорил к народу, Матерь и братья Его стояли вне дома, желая говорить с Ним. И некто сказал Ему: вот Матерь Твоя и братья Твои стоят вне, желая говорить с Тобою. Он же сказал в ответ говорившему: кто Матерь Моя? и кто братья Мои? И, указав рукою Своею на учеников Своих, сказал: вот матерь Моя и братья Мои» (МФ 12:46-50).

Попыток борьбы с национальным эгрегором было много, однако, что называется, не пошло. Народ, в массе своей, не желал покидать надежное укрытие из своих предков. Получилось как с иконами. Их не должно быть, а они есть.

В сухом остатке

В результате, первоначальную кафоличность начало разрывать на части, а христианство расходиться по своим национальным (родовым) квартирам. Этот процесс начался не сегодня и продолжается прямо на наших глазах. Как только украинская идентичность начала возрождаться, тут же единая на постсоветском пространстве православная церковь затрещала по всем швам. Начнется у белоусов национальное возрождение – и там пойдет церковный раскол. Это, нормальный, естественный процесс.

Те граждане Украины, кто самоидентефицировался как украинец, не будут покидать национальный украинский эгрегор. Их путь к индивидуальному спасению через Иисуса Христа лежит исключительно через украинскую национально-культурную общность. Грубо говоря, в жизнь вечную обещаемую Христом, украинцы хотят приехать в своем эгрегореальном (родовом) паровозе.

Отсюда вывод: для украинцев, киевский патриархат, более надежный проводник в мир индивидуального бессмертия, чем московский. А вы говорите какая разница…

0 комментариев

Автор топика запретил добавлять комментарии